О преследовании разбойников в Казахском уезде

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
О преследовании разбойников в Казахском уезде

Հովհաննես Թումանյան

[ 104 ]

О ПРЕСЛЕДОВАНИИ РАЗБОЙНИКОВ В КАЗАХСКОМ УЕЗДЕ
(Корреспонденция «Нового Обозрения»)

После ограбления под Аджикендом проезжающих, беглецы, жители казахского уезда, приглашенные, как нужно полагать, беглецами[1] елисаветпольского уезда, 12-го августа направились в елисаветпольский уезд, совершив по пути ряд грабежей, о которых уже сообщалось в «Новом Обозрении». На границе казахского уезда шайка разделилась на две партии, из которых одна, в числе 5 чел., неподалеку от Казаха направилась во 2-ой полицейский участок, а остальные трое пошли по направлению к селению Когошкерт, где расположились в саду одного из беглецов, Машади-Алиара. Уездный начальник И. X. Канчали, преследуя партию беглецов в 5 чел., получил телеграмму от начальника таглинской железнодорожной станции о том, что злоумышленники расположились в саду упомянутого Машади-Алиара. Уездный начальник передал эту телеграмму находившемуся при нем чиновнику Кенбалаеву, который со всадниками отправился для поимки беглецов, но, придя в названный Сад, не застал там уже никого. В Ковларсарлах и на границе елисаветпольского и казахского уездов найдены некоторые из ограбленных вещей, мануфактурный товар, а также одна лошадь с седлом. Уездный начальник продолжал преследовать упомянутых беглецов далее. Следы их были утеряны, но в ночь с 18-го на 19-ое августа уездный начальник получил через своих агентов сведение, [ 105 ] что беглецы вечером 18-го августа приехали в армянское селение Аксибара, в дом Хечо Евинова, и там скрываются. Уездный начальник будучи в то время в селении Камарлу, отстоящем в 30 верстах от селения Аксибара, выехал с командой, состоящей из членов земской стражи, разъездных и казаков, с начальником команды поручиком тифлисского гренадерского полка Кучевоким в Аксибара, куда и прибыли в 5 часу утра. Разделившись на 4 группы, преследователи окружили со всех сторон дом Хечо Евинова. Видя это, мать разбойника Хечо вышла навстречу и попросила не входить в дом несколько минут, чтобы дать возможность женщинам одеться. В то же время она дала знать спящим беглецам об угрожающей им опасности. Беглецы, вооружившись и одевшись, дали из дому несколько выстрелов и бросились во двор, чтобы скрыться в ближайшем лесу. Между преследователями и беглецами завязалась упорная перестрелка, по окончании которой оказались: убитыми 2 беглеца-разбойника—Хечо Евинов и товарищ его Наби, ранеными—казак Бабич и мать Евинова. Товарищей убитых беглецов, Дадаша Наджаф-оглы (брата Наби), беглого солдата жителя селения Курумсулу Егора Папиева и именующегося Исмаил-Лиля-оглы, на самом же деле Гамбара Мамед-оглы—в доме Хечо не оказалось. К розыску их приняты деятельные меры. При обыске дома убитого Хечо Евинова нашли несколько часов, револьверов, белье, георгиевский крест, принадлежащий дистанционному начальнику Гедеванову или же помощнику полицейского пристава Мелик-Осипову и другие вещи лиц, ограбленных под Аджикендом.

Привожу некоторые сведения об этих разбойниках, собранные из надежных источников:

Убитый Хечо Евинов сделался беглецом после поражения в сентябре прошлого года полицейского пристава Татаринова, который хотел задержать Хечо по распоряжению елисаветпольского губернатора. Товарищ его Наджаф-оглы, он же Наби-Дадаш, находится в бегах после убийства односельчанина своего с его сыном. Он обвиняется во многих убийствах и грабежах, в том числе в убийстве армянина—разъездного на границе борчалинокого и казахского уездов. Беглый солдат Егор Папиев после побега из полка был задержан уездной полицией и передан в казахскую пересыльную часть для [ 106 ] отправки его обратно в полк, но из сборного пункта убежал и присоединился к Хечо незадолго до Аджикендского грабежа. Что же касается до 5-го товарища Хечо, Исмаила-оглы Гамбара, то он совершил убийство более 10 лет тому назад в борчалинчжом уезде и был осужден на каторгу.

ОГРАБЛЕНИЕ БЛИЗ СЕЛЕНИЯ КИЗИЛЬ-АДЖИЛО

О недавнем разбойническом нападении близ селения Кизил-Аджило, у границы тифлисского и борчалинского уезда, мы приводим здесь некоторые подробности со слов одного из ограбленных, тифлисского жителя Ивана Аветикова.

Оказывается, что шайка Алай-бека Мурсакулова, в числе 5 чел., целых три дня ждала на этой дороге возвращения из Тифлиса гуртовщиков-татар, жителей селений Капанахчи и Арухло, которые незадолго перед тем отправились в Тифлис с большим количеством убойного скота.

Как только эти гуртовщики (5 чел.) показались на конях, радости разбойников не было конца, так как в последние минуты они начали было терять надежду на успех своего замысла. Как только гуртовщики подъехали и были остановлены, один из разбойников стал их ругать за то, что они опоздали и им, разбойникам, вследствие этого пришлось трое суток их караулить, претерпевая всевозможные неудобства, даже голодая.

— Мы всегда грабим—закричал разбойник,—армян и грузин, а вы, татары, нам никакой пользы не приносите. В ваших селениях даже воды не дают напиться. Вот мы и сегодня столько народу (указывает на других ограбленных) задержали и замучили только из-за вас.

Разбойники обшарили затем карманы и вообще весь костюм гуртовщиков и вытащили у одного 700 р., у другого—520 руб. и у третьего—50 руб.

Все остальные ограбленные, за исключением вышеназванного Ив. Аветикова и одного мальчика, неизвестного Аветикову по фамилии, были крестьяне селений Вашловани, Коды и Екатериненфельда. Названный же мальчик и Аветиков оба были из Тифлиса, причем первого сопровождал Чапар, который также был задержан

Տողատակեր[խմբագրել]

  1. Так называются здесь все вообще уклоняющиеся от суда и следствия и бежавшие с каторги преступники.