Էջ:Թումանյանի ԵԼԺ հ8.djvu/331

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը հաստատված է


В это время обнаруживались беспокойные элементы, в числе их и Арутюн Шахвердов, [который убивал], <который> подавал ложные доносы на соотечественников, даже на братьев, мутил народ и убил даже родного брата. Односельчане не знали, что делать: обратились ко мне за советом, и я дал совет: составить мирской приговор и удалить <его> из общества. Это был кажется, 3-й мирской приговор5.

1905 3 марта

Наш пристав Макропуло —

[Далеко ли Хан-булаг?]

Мамед-ага Папа-ага-оглы Векилов6


Организовывал ли я комитет? От Давида Испировича Шахвердова взыскал ли деньги, с Арутюн а Шахвердова или с его брата.

Армяно-татарское столкновение.

Но сознавал, какая это грозная опасность — и где искать спасения.

изъявил [согласие] желание заниматься делом умиротворения. С другой стороны, с родины <я> получал тревожные известия.

До 1905 г. я никогда не покидал мой кабинет из-за общественных, не литературных дел.

И в 905 году я не оставил бы мое литературное занятие, если <бы> не те ужасы, не те адские зрелища, которые называются армяно-татарскими столкновениями.