Էջ:The Architecture, Tom 1.djvu/35

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը հաստատված է


Я никогда не претендовал на то, чтобы считать свою работу свободной во всех отношениях от недостатков Однако, сопоставляя труды свои с трудами, появившимися до сих пор, и с подлинниками на местах, я рассчитываю на признание хотя бы того большого усилия, которое я неустанно прилагал к тому, чтобы добиться новых результатов, отличных от существующих“[1].

В 1904 г. Н. Я. Марр положил начало систематическим раскопкам Ани. Раскопки производились им еще раньше, в 1892 и 1893 гг., но тогда они носили эпизодический характер. Теперь же они приобрели характер длительных работ,производившихся из года в год, и продолжались до 1917 года. Ани сделался своего рода школой для археологов-кавказоведов. Молодые кадры, в подавляющем большинстве из учеников Марра, проходили здесь практику по своей специальности, знакомясь с историческими памятниками и методами их изучения. Раскопки эти представляли исключительное явление в кавказской действительности, и если сегодня история династии Багратндов и история Ани. как большого культурного и торгового центра в послебагратидский период, стали известны по об’ектнвным данным, если сообщения историков этого периода можно теперь обогатить, а во многих случаях и исправить на основе изучения вещественных памятников, то этим мы обязаны академику Марру, подготовившему на месте целую группу исследователей армянской культуры.

Одним из этих археологов-исследователей был Тораманян, остававшийся на месте более десяти лет. За эти долгие годы он успел изучить и обмерить памятники города Ани, после чего обратился к исследованию и окрестностей его. Он изучал, главным образом, архитектурные памятники V—VII вв. в районе древнего Ширака и в Араратской долине; он же руководил реставрационными работами для предотвращения разрушения некоторых памятников.

За годы работ в Анн у Тораманяна сложились определенные взгляды на ход развития армянской архитектуры. На многочисленных примерах он показал, что армянская архитектура занимает свое самостоятельное место, что архитектура эта, на основах языческой архитектуры, достигает высокой степени развития в период своего „второго возрождения", в VII в., когда вырабатываются все основные элементы форм и видов армянского зодчества. В дальнейшем армянская архитектура достигает нового под’ема в период владычества Багратидов, в IX—XI вв. и в XIII в.

Взгляды Тораманяна на развитие армянской архитектуры тесным образом связаны с политическими событиями эпохи и обоснованы историческими данными. Его схема развития армянской архитектуры основана на изучении почти исключительно церковных строений; гражданских сооружений в большинстве случаев он не касался. Обясняется это тем, что здания религиозного культа дошли до нас в лучшем состоянии, чем гражданские.

В древней Армении было немало монументальных гражданских построек (дворцов, гостиниц и пр.) в городах и селениях, укрепленных замков, мостов. Все эти постройки при изучении армянского зодчества имеют первостепенное значение, но, к сожалению, сохранились хуже церквей.

Развалины дворцов и общественных зданий скрыты под многовековым слоем земли (Аруч, Звартноц, Аван, Двин, Ани и др.), и изучение их сопряжено с дорогостоящими раскопками.

  1. Выдержка из рукописи.