Էջ:Թումանյանի ԵԼԺ հ10.djvu/137

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը հաստատված է


нашим знакомым. Пусть пишут—но без ответа. Я только одно письмо могу писать в неделю.

Последний раз Филиппа я видел таким бледным и худым, что мне всегда кажется—он болен. Что случилось с Марией Марковной?

Здесь такая сумрачная погода—как иногда осенью у нас бывает в Лори. Нет солнца, но все-таки, как видно, без пего люди живут. Крепко целую вас всех и детей. Когда приедут Ашхен и Гига3? Как здоровье Марии Степановы и Павла Степановича4?

Твой айрик

Дом предварительного заключения, камера N 121.

Учится ли Седик? Что делает Тамара?

Поздно, нет времени, у нас собирают письма, в день 4—5 раз раздают кипятку, и я пью чаю 4—5 раз в день, каждый раз по 3 стакана. Читаю Гауптмана5. но об этом после. Напишу Ашхен. Целую Ашхен и Гигу. Ашхен пусть одевается потеплее.

Я в одиночке.

108. ԱՇԽԵՆ ԵՎ ՆՎԱՐԴ ԹՈՒՄԱՆՅԱՆՆԵՐԻՆ

Պետերբուրգ-Թիֆլիս

<1911>, 28 декабря, <Петербург>

Ашхен джан и Нуник джан!

До сих пор от вас не имею ни одного письма. Вы можете писать мне каждый день. Писать я могу в неделю только один раз, а получать-хоть сто писем в день, но на русском языке, потому что нет переводчика. Мушег был у меня, принес мне белье. Он здоров, был у прокурора, говорит, может быть, меня выпустят па свободу. Вчера получил ответ на мое прошение—допускают моих 63 свидетелей на мой счет. Я вполне надеюсь