Էջ:Թումանյանի ԵԼԺ հ5.djvu/601

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը հաստատված է


— Что, говорю, теперь видишь?

— А что такое?

— А вот, говорю, погоди немного—увидишь!

И взаправду: не прошло этак несколько дней, как пришла газета, что, мол, железную—то дорогу к нам ведут!

— Эй, говорю, Мадо!

— А что?

— Как, говорю, что? Не сказывал разве я тебе намедни!

— Что же тут плохого, что машину—то сюда ведут?—обратился я к дяде Несо.

— Как что плохого? Да все плохо.

— Да что же именно плохо по—твоему?—настаивал я.

— Да все по—новому пойдет, и все не впрок!

— Почему же не впрок? Напротив, больше просвещения будет.

— Знаешь что, любезный? Все—то наше прахом пойдет, а затем—то просвещение будет или что другое—это уж в толк не возьму.

— А что ж, по—твоему—впрок что ли?—вмешался в наш разговор, обращаясь ко мне, один из поодаль сидевших сельчан: до сих пор на своей—то лошадке я извозом занимался да кур и яйца в город возил и дом содержал, а теперь что мне прикажешь делать?

— Что ж,— ответил я ему,— и теперь вози! Теперь даже ближе— далеко незачем возить: на станции продашь!

— Как не возить? Да только, примерно сказать, кроме меня—то вот и кум Лука возит, и Фадей возит, и Матвей возит…

— Оно и лучше,—продолжал я,— прежде, пользуясь лошадкой, один яйца возил в город продавать, а теперь всякий будет продавать…

— Хорошо—то, хорошо ты говоришь,— возражал мой противник,— а ты знаешь ли что? Вот у моего—то соседа Артина одна корова да пять кур; так он теперь и молоко продает, и яйца продает; да еще рассказывают, что мол, молоко—то водицей разбавляет. А дома—то больной отец выпучил глаза на потолок да и ждет, ничего не дождется: Артин—то домашних ячменем кормит, а пшеницу—то дорожным рабочим продает. Вот ты и поди!

Не успел я еще ответить, как в наш разговор, вмешался и третий.

— А знаете что, братцы, как эта самая машина придет к нам да засвистит, так у нас в горах ни дичи не останется, ни зверей: все от свиста разбегутся,..

— Не только дичь да звери, а и я сам пропаду,— отозвался высокорослый пастух.— Вот видит бог,— продолжал он,— как со скалы взгляну вниз да бросятся мне в глаза те домики с красными крышами, так вот и защемит сердце. Как увижу, как те скалы