Էջ:Թումանյանի ԵԼԺ հ8.djvu/339

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը հաստատված է


«Дай Бог, что мы все были так. Здоровы (психически). Вы, господин прокурор, накажите меня. Зачем, наказывать человечество. Неизвестно, могло быть так, как Шах-вердов. Ведь вы знаете, он убил брата, и сам признался, он беглец, он украл <1 անընթ> Ведь вы словами Спасителя отняли нож у Петра, чтобы не отрезать ухо мне, ведь вы возмущаетесь, когда люди убивают своих противников».

Ведь эти слова дойдут до его односельчан, его родственников, которые 4 раза составляли мирской приговор, до народонаселения Лорийского района, Борчалин-ского уезда, которые хороню знают, кто такой Арутюн Шахвердов. Наконец, дойдет до Кавказа, до истории.

(Чубарян) прокурор говорил — в Казахе борьба; между армянами татарами.

<Բնագրի թարգմանությունը18 անգլերենից, բառացի>

Вечерний звон, вечерний звон! Как много дум наводит он
О юных днях в краю родном,
Где я любил, где отчий дом,
И как я, с ним навек простясь,
Там слушал звон в последний раз!.
Уже не зреть мне светлых дней
Весны обманчивой моей!
И сколько нет теперь в-живых
Тогда веселых, молодых!
И крепок их могильный сон;
Не слышен им вечерний звон.
Лежать и мне в земле сырой!
Напев унылый надо мной
В долине ветер разнесет;