Էջ:Թումանյանի ԵԼԺ հ7.djvu/406

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը սրբագրված է


Тот армянский деятель, который не становился в защиту Грузии, не понимал своего народа и своей истории; и тот грузин, который не защищал армян и Армению, не понимал грузинского народа и исторических путей Грузии.

Тот же армянин или грузин, который хорошо знал и понимал судьбу и характер своего народа и его высшие интересы, всегда защищал своего соседа, как себя. По этой именно причине можно прочесть в армянской истории такое, например, свидетельство о грузинском царе:

«И был царь Давид муж святой и доблестный, украшенный благочестием и справедливостью. И он показал себя покровителем и другом армянского народа. К нему собралось оставшееся армянское воинство и он построил армянский город в грузинской стране, и основал много церквей и монастырей, (и назвал город этот Гори) и всегда с великой радостью и восхищением покровительствовал армянскому народу». (История Матф. Ур. 1869; Иерусалим, стр. 447).

Или же рассказ о том, как грузинский царь освободил армянскую столицу от врагов и сколько притеснений претерпели армяне от врагов после смерти грузинского царя (там же, стр. 451, 459).

Такие же свидетельства дает и грузинская история об армянах.

«Пользуясь смертью царя армянского Ашота, единственного в то время наблюдателя спокойствия Грузии, Падла, приемник корепископоса Гавриила Динаури, занял часть Гардабани, области, принадлежавшей Карта-линии, а царь абхазский Баграт вступил в самую Карталинию» (История Грузии кн. С. Баратова. С. П. Б. 1871, III, стр. 18).


402