Էջ:Mikael Nalbandian, vol. 3.djvu/315

Վիքիդարանից՝ ազատ գրադարանից
Jump to navigation Jump to search
Այս էջը սրբագրված է


был вполне удовлетворен, и почти двухлетнее существование Положения оправдало его надежды. Такой порядок вещей не мог быть приятным некоторым лицам, но они не теряли надежды быть по крайней мере членами гражданского собрания, а с другой стороны, видя свою замкнутую малочисленность, не могли ничего предпринять против общего стремления. Между тем, народ, составивший это Положение исключительно с тою целью, чтобы избавиться от вредной администрации, не выбрал означенных лиц в депутаты, чем они не только были лишены средства быть членами гражданского собрания, но и оскор бились, заметив явное к себе пренебрежение и даже ненависть народную.


В продолжении двух лет, естественный успех этого Положения, ежедневные непохвальные внушения отстраненных оным лиц, поставили наконец Порту в ложное отношение как к самому Положению, так и к армянскому народу. Но в Положении не было ничего, чтобы могло изменить подданнические отношения армян к Порте, ибо оно касалось только внутренних и религиозных дел армянского народа. Поэтому Порта не имела возможности приступить к явному разрушению этого порядка, хотя в сущности не винного даже и для нее самой,—но она только выжидала какой-либо предлог, чтобы вмешаться во внутренние дела армян, уничтожить Положение и привести все армянские дела в первобытный хаотический беспорядок, в котором народ, ограбленный и угнетенный своими богачами, не имел бы средств ни к нравственному, ни к умственному развитию.


Поводом к приведению такого плана в исполнение послужил вопрос об избрании нового иерусалимского армянского патриарха, на место умершего год тому назад. Армянский народ выбирал патриарха из среды всего армянского монашествующего духовенства в Турции, как вдруг иерусалимские монахи, по наущениям Порты, начали возмущать народ с требованием, чтобы будущий патриарх был избран исключительно из среды иерусалимских монахов.


Требование это они основывали на каком-то мнимом, абсолютно вредном предании, которому насильно навязывали значение. Предание это не есть церковное положение; оно не берет своего начала ни от какого собора; оно выдумано иерусалимскими мона-